Сотрудничество между Китаем и странами Центральной Азии в нефтегазовой области

Мир переживают очередную геополитическую встряску с пока неясными итогами, считает российский политолог Андрей Грозин. При этом у многих стран есть свои интересы в Центральной Азии. Как скажутся конфликты между ключевыми игроками на регионе? Получился он длинным, но сокращать ничего не стали — решили просто разделить интервью на несколько частей. Коней на переправе не меняют — Андрей Валентинович, новость о том, что власти Китая решили изменить Конституцию страны, убрав из нее норму, ограничивающую количество сроков для председателя КНР, широко обсуждалась в мире. Эксперты разошлись в оценках последствий этого шага:

Центральная Азия на прицеле Китая: последствия для России

Как вы оцениваете его заявление? Так ли это в действительности? Только за две недели своего пребывания в Казахстане в республиканских СМИ были опубликованные две его статьи. При этом он отлично владеет русским языком. Турбулентность и непредсказуемость политической и экономической ситуации в глобальном масштабе заставляет многие страны пересматривать свои взгляды на происходящие вокруг процессы.

Прямые инвестиции Китая в некоторые страны Центральной Азии. Источники: Агентство Республики Казахстан по статистике.

Однако, реалии сегодняшнего дня таковы, что одним из ключевых вопросов, имеющих определяющее значение для экономического развития Кыргызстана на ближайший и более перспективный период, является характер его отношений с КНР. И уже сформировавшееся огромное влияние этой страны на экономику КР. Итак, самую большую задолженность на сегодня Кыргызстан имеет перед Китаем —более 1,7 млрд долларов.

Специалисты отмечают, что из всех кредиторов самые тяжелые условия ставит Китай, который, вполне может использовать задолженность в качестве инструмента для установления своей экономической гегемонии. Таким образом, широкий приход китайских кредитов в Кыргызстан — это не только и не столько продукт усилий кыргызских руководителей или дипломатов, а скорее — ожидаемое последствие изменения формата российско-китайских отношений, и в частности, относительно ЦАР.

Но для Кыргызстана, по истечении определенного времени, превращение Китая в главного донора, новые китайские кредиты и необходимость выплат по старым могут стать и уже становятся источником не только беспокойства общественности и властей, но и определенной напряженности политического характера. Скандалы с использованием китайского кредита при модернизации Бишкекской ТЭЦ, угрожающие еженедельные сводки о росте объема внешнего долга перед КНР, печальный опыт некоторых стран, в том числе ближайшего соседа — Таджикистана, по передаче месторождений и территорий за долги заставляют многих в стране задуматься — а что же ждет нас дальше?

Китайский посол в КР СяоЦинхуа в одном из недавних интервью дал понять, что никаких поблажек Кыргызстану не будет, он использовал китайские кредиты для своих нужд и должен будет возвратить кредиты согласно договоренностям без всяких оговорок.

Сара Лэйн: Более того, Китай готов более серьезно работать над вопросами надлежащего управления и проектного менеджмента через сотрудничество с западными организациями. Она также занимается проектами по изучению растущего влияния Китая в Центральной Азии. Я думаю, что реализация а уже была достаточно успешной:

Это несомненный лидер по объему китайских кредитов и прямых инвестиций среди стран Центральной Азии. Долг Астаны Китаю по.

Вашингтон, 5 марта г. Евразийское пространство все чаще задействовано в различных амбициозных региональных экономических проектах, ставящих общие цели развития торговли и роста, но при этом имеющих разные и даже конкурирующие геополитические видения. Три американских эксперта: Сегодня традиционное представление Евразии, продвигаемое Москвой — региональная архитектура, контролируемая Россией, которая включает ОДКБ и Евразийский экономический союз — встречает вызов.

Институты, поддерживаемые Россией, уже не являются основными механизмами содействия региональной интеграции, отсюда — необходимость выработки новой концепцию, учитывающей главную роль Китая. Во-вторых, и, возможно, это самое главное, это официальное признание асимметричной экономической власти Китая. Предположительно, эти два роли абсолютно совместимы. Но при этом оставляет много вопросов открытыми.

Россия, Китай и Центральная Азия. Некоторые аспекты геополитической ревности

Предлагаем вниманию читателей этот доклад в переводе с небольшими сокращениями. Отметим, что в докладе анализируется значение Экономического пояса Шелкового пути и Евразийского экономического союза ЕАЭС с точки зрения их влияния на экономическое развитие, политическую стабильность, безопасность и сложную геополитику в Центральной Азии.

Это второй из трех докладов, анализирующих положение центральноазиатского региона и траектории развития каждой независимой республики Центральной Азии. Соперники на Большом Шелковом пути Экономический пояс Шелкового пути , запущенный президентом Китая Си Цзиньпином в году, предлагает многомиллиардные инвестиции в транспорт и промышленность и ведение свободной торговли по всему региону.

В данной статье рассматривается экономические сотрудничество России, Китая и стран Центральной Азии в энергетическом секторе, который на.

Полная версия статьи Кратный рост экономического потенциала Китая за последние полтора десятилетия стал основным фактором усиления экономического и политического влияния Пекина в Центральной Азии. Взрывной рост китайских инвестиций за рубежом, поощрение властями КНР стратегии применения избыточных производственных мощностей вне страны привели к росту инвестиций в центральноазиатские экономики и диверсификации сотрудничества за счет таких сфер, как транспорт и инфраструктура, обрабатывающая промышленность и сельское хозяйство.

Китайское экономическое присутствие в регионе вышло далеко за рамки ТЭК и добывающей промышленности. Важной тенденцией последних лет также стало усиление внимания Пекина к развитию западных областей страны. Однако с другой — Пекин ориентирован на структурирование регионального пространства вокруг собственного экономического и политического ядра и действует исходя из своих национальных интересов.

Николай Мухин: Постсоветская Евразия — взгляд с Востока Экономический и политический подъем Китая последних двух десятилетий стал ключевым фактором мировой политики. Несмотря на то что за последние годы китайская экономика несколько охладилась, тенденция к дальнейшему подъему Пекина сохраняется. Между тем фактор поднимающегося Китая исключительно важен для соседствующей с ним Центральной Азии.

Не секрет, что влияние Пекина в этом регионе сегодня растет. Желание Китая идти на активное экономическое взаимодействие, готовность вкладывать внушительные суммы денег в реализацию нужных странам Центральной Азии проектов постепенно растапливают политическую настороженность и подталкивают элиты стран региона ко все более тесному взаимодействию с большим соседом. Недавним примером масштабной активности Пекина в Центральной Азии стало расширение и без того интенсивного экономического сотрудничества между Китаем и Казахстаном.

Так, во время проведения саммита ШОС в Астане 8—9 июня стороны подписали 22 коммерческих соглашения на общую сумму в 7 млрд долл. Согласно договоренностям, китайская сторона инвестирует в развитие агрохимического кластера в Казахстане и реализует ряд проектов на территории свободной экономической зоны в Атырауской области.

инвестиции Китая в страны Центральной Азии

Центральноазиатским государствам, в особенности Казахстану, важно эффективно сбалансировать присутствие иностранных собственников и собственное участие в нефтегазовой сфере. Сейчас много говорится о возможности экономической экспансии Китая в страны Центральной Азии. Действительно, Китай является динамично развивающейся страной со значительным индустриальным, культурным и демографическим потенциалом.

Активные действия этого государства по вхождению в глобальную экономику согласно недавним исследованиям Организации по экономическому сотрудничеству и развитию, китайские товары и услуги к г.

Редактор IWPR по Центральной Азии Сауле Мухаметрахимова рассказывает о подоплеке китайских инвестиций в энергетику.

Михаил Джапаридзе Растущая дружба под боком России Экономический и политический подъем Китая последних двух десятилетий стал ключевым фактором мировой политики. Несмотря на то, что за последние годы китайская экономика несколько охладилась, тенденция к дальнейшему подъему Пекина сохраняется. Между тем фактор поднимающегося Китая исключительно важен для соседствующей с ним Центральной Азии. Не секрет, что влияние Пекина в этом регионе сегодня растет. Недавним примером масштабной активности Пекина в Центральной Азии стало расширение и без того интенсивного экономического сотрудничества между Китаем и Казахстаном.

Так, во время проведения саммита ШОС в Астане июня стороны подписали 22 коммерческих соглашения на общую сумму в 7 млрд долл. Немногим ранее — в середине мая — Пекин подписал внушительный пакет экономических соглашений с Узбекистаном на общую сумму в 20 млрд долл. Договоренности были достигнуты в ходе первого визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Китай в качестве главы государства. Они подразумевают существенное углубление взаимодействия двух стран в газохимии и гидроэнергетике, включая строительство завода по производству синтетического жидкого топлива и среднесрочный контракт на поставку природного газа в КНР.

В том же десятилетии в Пекине осознали значимость Центральной Азии как источника ресурсов для китайской экономики. Страны региона — Казахстан, Туркменистан, а также Узбекистан — богаты залежами углеводородов. Однако Пекин в Центральной Азии интересовали и другие ресурсы, например, уран и продукция цветной металлургии. Вместе с тем за полтора-два десятилетия произошли определенные сдвиги.

Китай в Центральной Азии — всерьез и надолго?

Краткое изложение статьи: Центральная Азия является ключевым регионом для обеспечения экономического роста СУАР и развития наземного коридора между Китаем и западными странами, как альтернативы морским путям. Но как часто происходит в странах с централизованной системой принятия решений, почти все китайские инвестиционные проекты с года или находящиеся в процессе реализации на этот момент, стали частью этой инициативы. Китайские инвестиции в Центральной Азии сосредоточены в инфраструктурных проектах и в энергетике.

За время независимости Центральной Азии Китай превратился в ее главного экономического партнера.

Китай получает прибыль от инвестиций в Центральную Азию Пекин хочет заполучить энергетические ресурсы региона, для чего готов оказывать финансирование и строить трубопроводы. Поставки туркменского газа в Китай в прошлом месяце достигли более 20 миллиардов кубометров — более двух третей планового объема на конец года. Какое воздействие оказал транс-центральноазиатский трубопровод за первые два года своего существования?

Разговоры о строительстве данного газопровода начались пять лет назад, когда Китай и Туркменистан подписали летнее соглашение на поставку газа. Протяженность трубопровода составляет более двух тысяч километров из Туркменистана в Китай, через Узбекистан и Казахстан, где он присоединяется к внутренней сети газопроводов. На сегодняшний день по газопроводу идет в основном туркменский газ, хотя Узбекистан подписал обязательства по поставке 25 миллиардов кубометров газа в год.

Еще десять миллиардов кубометров в год будет поставлять Казахстан. Для центральноазиатских государств важность данного трубопровода заключается не только в доходах от продажи энергоресурсов. Первый крупный газопровод из центральноазиатского региона, идущий в обход России, позволяет провести долгожданную диверсификацию экспортных маршрутов. Это делает Китай долгосрочным покупателем центральноазиатского газа; при этом экономика страны, в отличие от европейских стран, является растущей.

Это также открывает перспективы для реализации энергоресурсов в Японию и Южную Корею. Китай для стран Центральной Азии — это инвестор, который желает финансировать крупные инфраструктурные проекты — и не только в энергетическом секторе — и который доказал, что эффективно их выполняет.

Центральная Азия нуждается в новых подходах к экономической интеграции – эксперт

Выиграют ли государства Центральной Азии от новой инвестиционной инициативы Китая? Путь построили во веке до н. Но по мере того, как торговля все больше опиралась на судоходство, наземными маршрутами стали пользоваться меньше. К веку Шелковый путь пришел в упадок ввиду возобновления военных конфликтов в Средней Азии , которые еще больше стимулировали развитие морской торговли. Серия проектов, запущенных в году лидером Китая Си Цзиньпином, может вернуть Шелковому Пути былую славу.

Си сулит золотые горы бывшим советским государствам, вовлеченным в его смелый проект.

В России и странах Центральной Азии сосредоточено подавляющее 44 Объемы китайских инвестиций и кредитов в страны Центральной Азии.

Центральная Азия — не приоритет для Китая Китай уделил весьма скромное место Центрально-Азиатскому региону в своей стратегии внешней политики, обнародованной на прошлой неделе. Коллаж с сайта: Впервые в истории официальный Китай раскрывает информацию о своих геополитических приоритетах. Анализ документа свидетельствует о том, что Центральная Азия ЦА для Пекина не является приоритетным регионом. США важнее, чем Россия На первом месте в документе китайских стратегов — китайско-американские отношения, что созвучно с многочисленными заявлениями официального Пекина последних лет.

Перспективам стратегического союза с Россией и другими партнерами по Шанхайской организации сотрудничества ШОС уделено гораздо меньше внимания. Приоритетными считаются среди международных организаций в Китае структуры Юго-Восточной Азии Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии. Китайские стратеги уготовили ШОС предпоследнее по важности место.

Риски в реализации инициативы «Один пояс, один путь» в Центральной Азии

, ! Личная информация - Продолжить Недавно завершившееся десятидневное турне китайского лидера Си Цзиньпина по Центральной Азии дает повод думать, что Китай решил действовать на опережение. Было немного случаев, когда главный политик великой державы мог совершить так много за столь короткое время. В итоге Китай оттеснил США и Россию с позиции глобальных игроков, обладающих самым большим влиянием в Центральной Азии… За 10 дней Си успел посетить четыре страны региона, поучаствовать в саммите Шанхайской организации сотрудничества ШОС в Бишкеке и на встрече лидеров -8, в ходе которой встретился с президентом России Владимиром Путиным.

Экономический потенциал объявленных совместных проектов, подписанные двусторонние соглашения и заключенные, недостающие для комплекта, договоры о стратегическом партнерстве еще раз подтвердили особую значимость Китая в регионе.

В статье рассматриваются основные направления инвестиций Китая в страны Центральной Азии, а также перспективы сотрудничества данных стран.

ХХ века Китай и Казахстан начали сотрудничество в области энергетики. В г. Кроме того, в том же году указанная компания получила право на разработку и эксплуатацию нефтяного месторождения Узень, с чего и началось энергетическое сотрудничество двух стран. С тех пор китайские компании завершили ряд сделок по приобретению нефегазовых компаний в Казахстане. Помимо разработки нефтегазовых ресурсов значительные успехи достигнуты в строительстве трубопроводов между Китаем и Казахстаном.

Трубопровод начинается в области Каспийского моря, в Атырау, проходит через Актобе и через пограничную область Казахстана с Китаем — Алашанькоу — достигает автономного района Синьцзян в КНР. Общая протяженность линии трубопровода — километров, согласно планам, годовая мощность составляет 20 миллионов тонн нефти. Казахстанско-китайский трубопровод явился первым в Китае межгосударственным нефтепроводом, обслуживающим сухопутный маршрут транспортировки сырого энергоресурса.

Этот трубопровод стал единственной для Казахстана линией, не проходящей через третью страну, а выходящей непосредственно к конечному потребителю сырой нефти.

Инвестиции для Центральной Азии. Часть 1